Up

“Принимая критику, мы узнаем больше, чем выступая в качестве судей” Дж. Джелинек

562946295_w0_h0_1579_1

Когда кто-то выражает нам свой гнев или, как нам кажется, чрезмерно нас критикует, у нас два варианта действий. Мы можем защищаться или можем извлекать из конфликта урок. При конфликте с защитой бывает много гнева, обвинений и критики — и при этом минимальное внимание к тому, что говорит другой. Если никто не слушает, то никто ничему не учится.

Когда мы выбираем метод ведения спора, мы делаем все необходимое для того, чтобы защитить свою позицию: чувство собственной правоты и уверенность в том, что ваш противник ошибается. Спорщики-защитники часто используют стратегию контробвинений, крика и молчаливого ухода в праведном гневе. О печально знаменитом английском судье Джордже Джеффрисе рассказывают, что он указал палкой на человека, которого должны были судить, и сказал: «На конце моей палки — мошенник». Обвиняемый посмотрел Джеффрису прямо в глаза и спросил: «На котором, милорд?» В разгар своей популярности искусствоведа-критика, Джон Раскин заявил, что, даже если он разгромит картину какого-то художника, это не должно помешать им остаться друзьями. Но, конечно, художник смотрел на это совсем иначе. «Когда мы встретимся в следующий раз, — парировал кто-то из его жертв, — я сшибу вас с ног. Но, конечно, это никак не помешает нам остаться друзьями».

Наоборот, если вы применяете метод извлечения уроков из конфликтов, у вас развивается способность сохранять спокойствие и терпение. Мы заставляем себя промолчать и выслушать точку зрения других, давая им возможность выразить их чувства. Если мы задаем вопросы, чтобы устранить непонимание, а не выдвигаем аргументы в пользу собственной невиновности, то может выясниться, что наш друг говорил вовсе не то, что нам показалось. Или, возможно, мы обнаружим, что выражаемый им гнев — это остатки какого-то прежнего спора и адресован вовсе не вам, а какому-то совершенно постороннему для нас человеку.

Но является ли адресованная нам критика заслуженной или незаслуженной, всегда полезнее задавать вопросы и выяснять, какие чувства стоят за начавшимся спором. Так мы можем узнать что-то полезное относительно нас самих и одновременно продемонстрировать свое уважение другу, приняв его слова, вместо того, чтобы с ходу их отвергнуть. Выслушивая противоположную точку зрения, мы показываем, как ценим дружбу — и это поможет ее углубить. Чтобы приобрести близких друзей и строить близкие отношения, которые останутся с нами на всю жизнь, мы должны научиться не бояться мнений, не похожих на наши собственные.

Привычка думать об окружающих, их поступках, их человеческих слабостях помогает нам приобрести узы с личным самосознанием. Чтобы поднять наше сознание над личностным и над человеческими слабостями, важно достичь такой высоты, откуда мы сможем видеть образ Божий в каждом человеке. Иногда груз повседневных забот отвлекает нас от духовной стороны жизни. В такие моменты надо ненадолго приостановиться и вспомнить ту творческую энергию, которая создала и питает всю вселенную и все живое, включая и нас самих. Когда наши мысли потекут в этом направлении, в них не останется места — да и желания — критиковать или осуждать других.

Каждую минуту нашей жизни мы формируем свой характер, а наш характер определяет нашу судьбу. Мы продолжаем создавать те условия, которые существуют сейчас, пока в нас не зародится перемена образа мысли: а это происходит через все углубляющееся понимание самих себя и нашей связи друг с другом. Быть человеком — это значит, в частности, понимать, что мы не можем всегда быть безупречными. Нам не нужно думать, что спор — это умаление нашей человеческой ценности. Нам надо пользоваться конфликтами для того, чтобы определить, не следует ли нам изменить свой образ мыслей или поведение. Очень верно сказано: «Принимая критику, мы узнаем больше, чем выступая в качестве судьи». Там, где осуждение может разрушить дружбу, наша готовность открыто и честно выслушать своего оппонента помогает ее укрепить.

«Тому, кто не выносит насмешек над собой, еще никогда не удавалось отличиться». /Мэри Эджуорт/

«Я не претендую на высокий интеллект, но у меня есть внутреннее чувство, которое говорит: «Я не боюсь мысленно проверить любую мысль, идущую вразрез с моими, потому именно оттуда придет истина, если я ею не обладаю». /У. М. Пеппер/

«Не существует ничего святого и неприкосновенного, кроме свободы мыслить. Без критики, то есть без дисциплины и эксперимента, не существует науки, без критики не может быть искусства и литературы. Я еще добавил бы, что без критики н может быть здорового общества». /Октавио Пас/

Джон Темплтон. Всемирные законы жизни.

Оставить комментарий